- Здравствуйте, больная!

- Здравствуйте, доктор!

- Простите, пожалуйста, но я, бабушка, не доктор. Точнее все-таки доктор, но не ваш лечащий врач. Я из медицинского института. Вот, привел к вам своих интернов. Они еще не совсем врачи, но скоро ими станут. Я же их, так сказать, курирую. Можно, они зададут вам несколько своих вопросов?

- Пускай задают, коли так для дела требуется. За спрос у нас денег не берут.

- Спасибо, бабушка!

Куратор обернулся к своим подопечным, щелкнул кнопкой секундомера и произнес:

- Ну, время пошло.

И самые разные вопросы тотчас посыпались со страшной скоростью, точно просо из дырявого мешка.

- Какие лекарства вы сейчас принимаете?

- Не доставляют ли вам неудобств соседи по палате?

- Хватит ли у вас собственных средств, если дополнительно потребуется покупка редких препаратов?

- Вы уже на всякий случай написали завещание?

- Много ли у вас родственников? Где они живут?

 

- Если ваше состояние ухудшится, то пожелаете ли вы исповедоваться?

 

- Как вы относите к эвтаназии? Допускаете ли ее применение к себе?

И так далее, и тому подобное.

Ровно через десять минут куратор, взглянув на циферблат, еще раз щелкнул кнопкой и произнес:

- Все, время вышло. Даю вводную – у больной саркома правого легкого в крайне запущенной стадии, имеются множественные метастазы.

Распределяю обязанности.

Первый. Ты организуешь процесс продолжения лечения, может быть, ей еще удастся выкарабкаться.

Второй занимается доставкой обезболивающих средств, в том числе и наркотических.

Номер третий. Занимаешься организацией похорон.

Четвертый, на тебе родственники, панихида.

Пятый – наследство.

Старуха на койке, прекрасно все это слышавшая, вдруг смертельно побледнела, глаза ее закатились, а сама она как подкошенная рухнула на подушку.

- Ну что же ты так, бабуся? Мы же только тренируемся оперативно и быстро реагировать на все возможные проблемы…

 

* * *

 

Сообщение о том, что 2 октября в Узбекистан прибыла с визитом группа из семнадцати американских генералов и адмиралов, широкими кругами местной общественности было воспринято с явным недоумением. Что же им тут понадобилось? Особенно адмиралам. Ведь на Аральском море уже много лет, как пароходы не курсируют. А генералы? Желают выбрать для себя место, где можно немного повоевать? Рекогносцировочка? Или пошпионить прилетели?

Дополнительные сведения, представленные местными информагентствами, вынудили людей еще больше теряться в догадках.

Оказывается, что это мероприятие осуществляется в рамках какой-то программы «Кейпстоун». (12news.uz: «Узбекистан посещают 17 новоназначенных генералов и адмиралов вооруженных сил США»)

Что это за программа такая? Название похоже на марку сигарет. И генералы те почему-то все названы «новоназначенными»…

До этого, оказывается, ровно пять недель кряду всю их команду интенсивно натаскивали в Университете Национальной обороны США, а теперь вот привезли в Узбекистан. На отдых, что ли? Так нет. Они в Ташкенте без устали посещали различные очень серьезные государственные учреждения и все о чем-то там расспрашивали, к чему-то присматривались. Вынюхивали?

Внятных ответов на беспокоящие их вопросы интересующиеся граждане так и не получили. Лишь одно агентство «Росбалт» со свойственной ему прямотой («Узбекистан показывает зубы», 04.10.2012 г.), высказалось, что данный генеральский десант в Ташкент является прямым свидетельством некой военной угрозы со стороны Ислама Каримова, адресованной непосредственно всем соседям по региону.

Видите, дескать, какие крутые друзья у нас, у узбеков, теперь завелись?! Так что остерегайтесь, враги!

Добраться до истины оказалось довольно-таки трудно. Нечаянно или намеренно, но все в печати было своеобразным образом засекречено-зашифровано, и по одному лишь названию самой программы «Кейпстоун» ничего обнаружить не удалось даже в американских источниках. Неужели все это натуральная фальшивка, фейк?

Зацепкой оказался американский Университет Национальной обороны. В нем-то как раз среди прочих и существует программа обучения генералов и адмиралов под названием «Capstone».

О ней стоит поговорить подробнее.

«Кэпстоун» («Capstone») в переводе означает «опорный камень клинообразной формы находящийся в самой верхней части арки», ее, так сказать, венец. Иногда этот камень еще называют «замковым». Он всегда укладывается последним и придает жесткость всей конструкции.

В нашем же случае этот символ соответствует венцу обучения американского генералитета. Занимаются на данных курсах, на самом деле, не какие-нибудь там «новоиспеченные» генералишки, а исключительно молодые и рьяные, причем из тех, которые, как говорится, «подают надежды».

В программе «Кэпстоун» генералов отнюдь не обучают, как прежде, просто воевать. Цель – научить курсантов решать политические задачи военными средствами. То есть, что-то близкое (хотя и приблизительно) к такому понятию, как «геополитика». Масштабы при этом – не какая-нибудь дивизия или армия, а «отдельное государство» или даже «группа государств» союзников США. Со всем этим можно подробно ознакомиться на сайте программы «Capstone».

Команды обучающихся набираются один-два раза в год по мере необходимости. Наряду с генералами в группы входят адмиралы, а также женщины, имеющие соответствующие воинские звания. Тем не менее, все они на время обучения зовутся по традиции просто «бойз», мальчики.

Вот именно одна из таких групп и посетила Узбекистан на этот раз.

 

Уильям Л. Ниланд
Во главе отдельных команд обучения, как и полагается, всегда стоят «Старшие товарищи», в нашем случае это четырехзвездный отставной генерал Уильям Л. Ниланд (William L Nyland). Очень известный и авторитетный вояка, ветеран Вьетнамской войны (летчик-истребитель, 122 боевых вылета), в отставку вышел в 2005 году, отдав воинской службе 37 лет. В былые армейские годы за ним прочно закрепилась кличка «Паук» («Spider»), так что можно сказать, он в настоящее время «поучает своих паучат».

 

Чем же занимаются генералы в пределах программы «Кэпстоун» во время «интенсивного обучения»?

Программа невероятно разнообразна. На сайте для тех, кто будет обучаться в будущем году, уже вывешено расписание занятий. Лекции, практические занятия, коллоквиумы, «мозговые штурмы», диспуты, собеседования, самоподготовка. Беседы с политиками и высшими военными чинами.

И все это чуть ли не по четырнадцать часов в сутки. Кроме лекций, обозначенных номерами (видимо секретной тематики), имеются и такие, как, например, «Искусство Афганистана». Генералы учатся принимать военно-политические решения мирового уровня, они фактически разрабатывают даже отдельные государственные доктрины.

Венец всему делу – «дипломный проект».

Абстрактных «дипломных работ» тут не бывает, только конкретные, только в реальных условиях отдельной страны (или нескольких стран), где очень возможно участие войск США в военных действиях. После успешной защиты все наработки Кэпстоуновцев не хоронят навеки в пыльных архивах: на их основании армейские штабы сразу же начинают готовить планы будущих операций. «Ребята-генералы» разрабатывают лишь некоторую общую концепцию, конкретика и отдельные детали уточняются непосредственно в подразделениях.

За несколько дней до фактического окончания занятий генералам объявляется название государства, то есть будущий театр их «военных действий», место приложения полученных знаний и навыков.

«Ребята» начинают изучать данный «театр военных действий» по картам, книгам, секретным материалам штабов и так далее. Затем уже состоится выезд непосредственно на место.

Американский посол в данном государстве буквально обязан оказывать «бойз» свою всемерную поддержку, генералы должны иметь возможность получать практически любые сведения о стране, «войну» в которой им предстоит запланировать и разложить по полочкам. Состояние экономики, уровень подготовки и обеспеченности вооруженных сил, проблемы транспорта и связи и многое-многое другое. А также – уровень коррупции, возможные противоречия во властных кругах, даже сведения о личной жизни лидеров политических партий. Короче все, что может хоть как-то пригодиться при планировании, любые мелочи. Смотри, убеждайся, делай выводы!

Наконец, после того как «бойз» собрали в стране пребывания все необходимые сведения (трое суток), они направляются к себе домой, а именно в Форт Лесли Дж. Макнейера (Вашингтон, департамент Колумбия).

И вот уже начинается главный экзамен, звучит вводная: «В стране Имярек вспыхнули народные волнения. Правительство США принимает решение оказать содействие местному правительству, в том числе и с помощью армейских подразделений».

Куратор распределяет задачи между генералами.

«Первый, ты отвечаешь за возможную необходимость нейтрализации вторжения со стороны соседнего государства «Х».

Номер второй. На тебя ложится вся «информационная война».

Номер третий. Твоя зона ответственности – переброска всего крайне необходимого через океан, того, чего нельзя добыть в местных условиях…»

И так далее, и тому подобное. Отсчет времени начался, бойз!!

Пошла работа, закипела. Все генералы страстно желают получить высший балл, от этого во многом зависит их будущая карьера.


За работой

Пример данного дипломного задания для генералов я придумал сам, поэтому оно вполне условное. Может быть и совсем другим, но всегда связанным с применением военной силы.

Например, вводная: «Правительство США приняло решение об организации на территории данного государства нескольких военных баз. Этому пытается воспрепятствовать ряд соседних государств, объединенных в военный союз».

Или: «Военные грузы США по железной дороге пересекают страну транзитом. Отдельные силы внутри данного государства ведут на путях саботаж и организуют акты диверсии».

Вариантов много, насколько хватит фантазии у куратора, а главное - как он будет сориентирован для такого непосредственно Пентагоном.

Что можно сказать в заключение?

В Америке предпочитают уклоняться от широкого обсуждения регулярных генеральских заграничных прогулок в рамках программы «Кэпстоун». Сообщения о них крайне редко попадают в открытую печать, тем не менее, стал достоянием гласности тот факт, что в прошлом году генеральская команда проводила свой «выездной конкурс» в Бразилии.

И тут никаких загадок нет: по просьбе правительства этой страны рассматривались различные варианты совместного действия армий двух государств. Намечались планы умиротворения отдельных племен аборигенов, воюющих между собой глубоко в сельве бассейна реки Амазонки.

Видимо, те «дипломные работы» были крайне экзотическими.

О том, что на этот раз «бойз» посетили Ташкент, миру стало известно только (!) из сообщений узбекской прессы. Понятно, что многие государства предпочитают скрывать от общественности подобные факты. Кому интересно выставлять подобные американские «раскопки» в своей стране на всеобщее обозрение?

Опять же, в качестве таких «подопытных» стран США предпочитают использовать только своих союзников, причем небольшие государства, к тому же крайне слабые в военном отношении.

Действительно, очень странно было бы видеть этих американских генералов, бесцеремонно копающимися в военных секретах, допустим, Израиля или Турции. К тем, кто позволит, к тому «бойз» и лезут.

Действительно, кому захочется оказаться в положении той больной старушки, попавшей под перекрестный допрос наглых и бесцеремонных интернов?

Почему же Узбекистан так торжественно и радостно возвещает всему миру о том, что теперь его государственные и военные структуры попали в оперативную разработку программы «Кэпстоун»?

Ответа может быть только два: либо по неведению (чиновники, давшие согласие, как говорится, «не владеют вопросом»), либо же просто по вопиющей дурости.

Выбор одного из данных вариантов представляю сделать самим уважаемым читателям.

Ядгор Норбутаев

Международное информационное агентство «Фергана»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня411
mod_vvisit_counterВчера1689
mod_vvisit_counterНа этой неделе2100
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе21225
mod_vvisit_counterВ этом месяце137878
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце465780
mod_vvisit_counterВсе1687592