22 февраля 2012 года в небольшом городке Стромсунд на севере Швеции было совершено покушение на жизнь узбекского имама Обидхона-кори Назарова. Как считают в узбекской общине Стромсунда, имам давно находился «на мушке» у официального Ташкента, и многие призывали мусульманского лидера не терять бдительности. Киллер настиг его в подъезде дома, где жил имам, и выстрелил ему в голову. С того дня Обидхон Назаров находится в коме, но, как утверждают его родные, постепенно начинает выздоравливать. Сын имама, Довуд Назаров, утверждает: опасность миновала.

«Наш отец сейчас без сознания, но врачи констатировали,  что опасность миновала и рана заживает», - говорит Довуд. Однако, по его словам, процесс выздоровления может затянуться. Врачи тоже не называют хотя бы приблизительного срока, когда Обидхон-кори может выйти из комы. «Врачи, которые занимаются лечением отца, утверждают, что выздоровление началось, они видят это по результатам обследований. Это успокаивает, но нам предстоит долгое ожидание», - говорит Довуд.

Довуд Назаров приходит в больницу ежедневно, иногда проводит возле отца целый день. Врачи объяснили, что Обид Назаров, возможно, слышит и понимает тех, кто находится рядом, но пока не может ответить.

 

Ход расследования

 

Расследование покушения на жизнь имама стало одним из громких дел в Швеции. Известно, что дело пока не завершено. 12 мая 2012 года шведский журналист Торд Андерссон публиковал статью «Местная полиция не знала, что Назарову угрожают» на страницах местной газеты Östersund posten, где раскритиковал бездействие полицейских.

«У преступника было много времени после совершенного покушения, и важные улики исчезли после уборки лестничной клетки. Это совершенно возмутительно, когда покушение совершается в семидесяти метрах от полицейского участка», - написал журналист, утверждая, что полиция своевременно не отреагировала на это событие. Но все же дело находится не в таком тупике, как это представил журналист. Вскоре появилисьстатьи с новыми данными о следах преступника.

В июле 2012 года перед судом в Стромсунде предстали двое граждан Узбекистана: муж и жена Баходыр Пулатов и Нодира Аминова. Они обвинялись в оказании помощи основному преступнику - исполнителю покушения  Юрию Жуковскому, имя которого фигурировало в следственном деле и на судебном процессе. Но улик, представленных на суде, оказалось недостаточно для доказательства их вины, и пара из Узбекистана была освобождена из-под стражи прямо в зале суда.

12 октября шведская пресса сообщила о задержании главного подозреваемого Юрия Жуковского на территории Российской Федерации. Якобы, его взяли, когда он воспользовался тем же телефоном, что и во время пребывания в Швеции. Эта новость стала основной темой обсуждения в шведской узбекской общине, многих интересовал один-единственный вопрос: «Будет ли преступник экстрадирован в Швецию, и если будет, то когда?»

Юрий Жуковский пользовался паспортом гражданина Узбекистана и водительским удостоверением, выданным в Российской Федерации. В сообщениях упоминалось о его двойном узбекско-российском гражданстве, хотя в Узбекистане двойное гражданство официально не признается. Если Юрий Жуковский - гражданин Узбекистана, то возможна его экстрадиция в Швецию. Если же он - россиянин, то экстрадиции не будет.

Кроме того, Жуковского подозревают в причастности к похожему убийству Фуада Рустамходжаева в российском городе Иваново 24 сентября 2011 года.

«Я уверен, что именно он совершил это покушение, - сказал «Фергане» один из жителей маленького городка Тимра в Швеции Хасан Темиров. - Суду нужны весомые доказательства, но я не судья и могу выразить свое убеждение без доказательств». По словам Темирова, на суде еще летом была доказана вина Жуковского и вина причастной к покушению семейной пары из Узбекистана.

Тем временем международный прокурор Кристер Петерссон, который ведет это громкое дело, 16 октябрязаявил газете Östersund posten, что не может ни подтвердить, ни опровергнуть сообщения о задержании Юрия Жуковского в России.

Испугались или нет?

Узбекские беженцы в Швеции - это, в основном, религиозные деятели или рядовые мусульмане, которым пришлось пережить преследования, аресты и даже пытки из-за религиозных убеждений. Не исключение - и узбекская община в Стромсунде, большинство членов которой - беженцы-«религиозники».

«Мусульмане были виноваты только в одном - в своих убеждениях», - говорит беженец из Узбекистана Мухаммадсалих Абутов, проживающий в одном из маленьких городков Швеции. По его словам, официальная власть Узбекистана начала широкие репрессии против мусульман после взрывов в Ташкенте, произошедших 16 февраля 1999 года. «Это послужило поводом для уничтожения инакомыслия в стране, - продолжает Мухаммадсалих Абутов. - После взрывов  репрессиям были подвергнуты не только мусульмане, но и представители светской оппозиции, независимые журналисты и правозащитники».

Мухаммасалих Абутов почувствовал угрозу собственной безопасности, когда в мае этого года по узбекскому телевидению показали фильм о нем «Ватангадо» («Без родины»). Странное совпадение, но каждый раз, перед тем как жизнь какого-либо известного оппозиционера трагическим образом прерывается, в Узбекистане проходит кампания в СМИ по очернению будущей жертвы. Так было с известным журналистомАлишером Саиповым, так случилось и с Обид-кори Назаровым. По словам Мухаммадсалиха Абутова, после показа «Ватангадо» по узбекскому телеканалу шведская полиция и службы безопасности озаботились его охраной.

«Сейчас у меня есть несколько телефонных номеров сотрудников криминальной полиции и службы безопасности Швеции SÄPO, куда я должен немедленно сообщить, если почувствую какую-либо угрозу в мой адрес», - говорит Абутов. Полиция настаивает на изменении имени и фамилии Абутова на шведские, кроме того, он намерен переехать: «Я переселяюсь на другой регион Швеции, и мое место проживания будет известно только некоторым моим близким друзьям», - говорит Мухаммадсалих.

Пока шведская полиция ограничивается только этими мероприятиями по обеспечению безопасности беженца. Но нужно отметить, что узбекские беженцы, проживающие в Швеции, и без того имеют этого имеют параллельные имена. «Я знаю многих соотечественников по одним именам, но реальные имена у них другие, - рассказал М.Абутов. - Сегодня многие узбеки вынужденно меняют  и свои реальные имена и фамилии».

По его мнению, узбекские власти, устроив покушение на имама Обида Назарова, применили «метод устрашения», чтобы другие не вздумали «высовываться». Видимо, это сработало, потому что сегодня наблюдается переселение узбекских мусульман в другие регионы страны. 

О том же говорит и один из источников «Ферганы» в городе Стромсунд, тоже беженец из Узбекистана,  который на условиях анонимности рассказал: люди были напуганы событиями 22 февраля (покушением на Назарова. - прим. ред.), и по сей день страх не покинул их. Источник уверен: тот, кого называют Юрием Жуковским, и является непосредственным исполнителем покушения на жизнь Обида Назарова. «Не знаю, меняют ли люди имена и фамилии, но одно я могу утверждать: люди опасаются действий узбекских властей, которые, по широко распространенному мнению, даже в Европе могут устраивать заказные убийства», - говорит он.

Сын Обидхона-кори Назарова, Довуд, на вопрос о том, возможны ли новые покушения на религиозных мусульманских лидеров в Швеции и насколько этим встревожены узбекские беженцы в Стромсунде, ответил так: «Я провожу много времени в больнице, рядом с отцом, и не знаю, насколько встревожены члены нашей общины. К тому же я уверен: узбекские власти не могут покушаться на жизнь каждого религиозного деятеля и на жизнь каждого из нас».

Довуд отмечает, что жизнь общины в Стромсунде продолжается и после покушения. Кто-то ходит на языковые курсы, кто-то устраивается на работу. Узбеки-мусульмане молятся об исцелении Обидхона Назарова. Религиозная узбекская община в Стромсунде пока даже не выбирает себе нового лидера, надеясь на скорейшее выздоровление Обидхона-кори.

Назаров был известной личностью, к нему приезжали мусульмане-узбеки не только из Швеции, но и из других стран Европы и даже из Америки. Каждая суббота и воскресение начинались с проповеди в общине, обсуждения политической ситуации и способов политической борьбы против диктаторского режима в Узбекистане. «Обид-кори умел поднять людей на пикеты, умел убедить многих в необходимости политической борьбы против узбекского режима, чего сейчас мы, конечно, не наблюдаем», - вспоминает Хасан Темиров.  

Образ жизни узбеков-мусульман зачастую вызывает у шведов удивление. Одна шведка, не назвавшая своего имени, написала в комментарии к статье в Östersund posten: «Многие переселенцы, прибывая в Швецию, стараются жить в Стокгольме, Мальмё или других крупных городах. У нас же узбеки поступают наоборот: переселяются из Стокгольма и других городов в Стромсунд».

Однако некоторые мусульманские семьи уже покинули Стромсунд и устраиваются на юге страны.  «Возможно, что вся община вскоре переселится на юг, - отмечает Хасан Темиров. - Причина еще и в том, что в Стромсунде не хватает рабочих мест и учебных  заведений».

Тулкин Караев, Швеция, специально для ИА «Фергана»

Международное информационное агентство «Фергана»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня384
mod_vvisit_counterВчера2504
mod_vvisit_counterНа этой неделе384
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе21225
mod_vvisit_counterВ этом месяце136162
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце465780
mod_vvisit_counterВсе1685876