В годы Второй мировой войны центральноазиатские республики СССР оставались глубоким тылом. Однако их роль в общей победе над врагом трудно переоценить. Ташкент, Ашхабад, Фрунзе стали новым домом для сотен тысяч эвакуированных, сюда переместилась значительная часть промышленного производства с оккупированных территорий и прифронтовых зон. К 73-летию Победы «Фергана» публикует серию материалов, посвященных участию республик ЦА в войне, подготовленных историком Борисом Соколовым. Наш первый рассказ – о Киргизии.

Эвакуация в Киргизию

Летом и осенью 1941 года из оккупированных районов СССР, а также из Москвы и Ленинграда в Киргизию прибыло около 140 тыс. рабочих, колхозников и служащих, в том числе 16 тыс. – из северной столицы. Еще 15 тыс. человек эвакуировались вместе со своими предприятиями. Кроме того, а республике находились во временной эмиграции 21,5 тыс. граждан Польши. Сюда также были эвакуированы детские дома с 3438 детьми.

Положение эвакуированных было очень тяжелым. Об этом свидетельствует письмо из Наукатского райкома КП(б) в Ошский обком КП(б) Киргизии от 31 декабря 1941 года. Этот документ, не очень грамотный, взволнованный, иной раз почти бессвязный, тем не менее ясно иллюстрирует тогдашнюю ситуацию.

«В наш район прибыло граждан Польской республики 1540 человек, из них: мужчин – 527, женщин – 462 и детей 451 чел. … Всех прибывших разместили по колхозам района… Вследствие отсутствия в районе бань, прибывшим своевременно не смогли провести соответствующей санобработки против эпидемических заболеваний… В целях выявления больных, после размещения по колхозам, был командирован медперсонал района по колхозам для обхода подворного прибывших польских граждан. Выявлены заболевания тифом – 2 чел., корью – 10 чел., дифтерией и друг. болезни. Исключительная у части прибывших – вшивость. В целях предупреждения эпидемических заболеваний, принимаются возможные, в условиях района, предупредительные меры – изоляция больных, прививки, обработки и т.д. В больнице количество коек увеличено с 18-ти до 50-ти, умерло за счет больных прибывших за этот период 2 человека, взрослых и 1 семилет. Смерть вызвана от общего недомогания и болезни легких… Всем прибывшим и размещенным по колхозам выдается хлеб из Райцентра по 400 грамм из спущенных для этих целей фондов, так как ни один колхоз в районе не в состоянии их снабжать хлебом или мукой, за отсутствием зерна, кроме семенных фондов… В связи с тем, что на одном хлебе прибывшие существовать не в состоянии и работать, – отсюда поступление большого количества жалоб с их стороны – на недостаток питания, колхозам дано указание и это уже выполняется, – а именно: Снабжать эвакуированных, кроме получаемого ими в районе, хлеба, картофеля по норме в день по 150 грамм на человека, мяса по 50 грамм, муки для обедов по 100 грамм, или крупы по 50 грамм… Колхозы же райцентра, будучи экономически слабыми не в состоянии обеспечить их необходимыми продуктами питания, в связи с чем, со стороны одиночек, находившихся в лагерях ранее имеют место допущения употребления в пищу собачьего мяса». (Орфография и пунктуация оригинала сохранены. – Прим. «Ферганы»).

Беженка из Львова Амалия Фрайлих, осевшая в Катта-Талдыкском районе Ошской области, вспоминала: «В совхоз завезли рис. Настоящий, самый что ни на есть настоящий рис! Но и он... не попал в магазин. (Его разделили между собой директор совхоза и механизатор. – Прим. автора.) Как раз в тот день... у моего ребенка начался кровавый понос – и я пошла с маленькой мисочкой, чтобы вымолить несколько зерен риса, хотя была уверена, что мне в этих нескольких зернах откажут...»

Все в совхозе знали, продолжает Амалия, что «в то время как дети и жены ушедших на фронт отцов голодали и болели куриной слепотой, у директора совхоза даже... кур кормили золотистыми пшеничными зернами, без всякого стеснения, у всех на глазах. А хлеб вообще не поступал в магазин».

Помимо вышеперечисленных категорий беженцев в Киргизию было депортировано около 131,5 тыс. немцев, карачаевцев, балкарцев, чеченцев, ингушей, курдов, турок-месхетинцев. Из них была образована трудовая армия, внесшая свой вклад в развитие и реализацию экономического потенциала республики.

За годы войны в Киргизии вступили в строй 38 новых крупных промышленных объектов. 53 процента рабочих составляли женщины, 35 процентов – подростки. В феврале 1942 года все трудоспособное и не работающее на предприятиях и в учреждениях население городов было мобилизовано для работы на производстве. Рабочие и служащие военных предприятий и смежных с ними производств закреплялись на них до конца войны. Прогулы, самовольные отгулы, оставление работы приравнивались к дезертирству.

Свыше 36 тыс. колхозников-киргизов были мобилизованы для работы на заводах, шахтах, рудниках и железных дорогах Урала, Кузбасса, Караганды, Куйбышева. Значительная часть тракторов и лошадей была передана для нужд фронта. Количество трудоспособных мужчин-колхозников за годы войны сократилось со 186,2 тыс. до 74 тыс. человек.

Поскольку для фронта активно мобилизовывались не только людские ресурсы, но и техника, в республике в тот период почти не осталось нового и действующего сельхозоборудования. Все оно было сильно изношено и нуждалось в серьезном ремонте. Кроме того, в колхозах почти не осталось мужчин. При этом нормы сдачи государству зерна, картофеля, овощей, мяса, шерсти возросли на 10-60%. За изнурительный труд колхозники получали символическую плату, а зачастую довольствовались лишь тем, что могли сами вырастить на приусадебных участках. В 1941 году началось строительство Большого Чуйского канала – в основном оно производилось вручную.


Строительство Большого Чуйского канала. Фото с сайта Foto.kg

Несмотря на все трудности, в самый тяжелый момент войны в октябре 1941 года колхозники Тянь-Шаньской области писали трудящимся и защитникам Москвы: «Мы, колхозники далекого Тянь-Шаня, шлем вам, дорогие москвичи, защищающие столицу, наш горячий колхозный привет. Москва от нас далеко, но она близка нашему сердцу, мы ее любим. Колхозники Тянь-Шаня помогут Красной Армии разгромить и уничтожить фашистских разбойников».

Из Киргизии на фронт было отправлено 196 вагонов подарков. Они включали в себя 38 тыс. индивидуальных посылок, а также 550 тыс. полушубков, телогреек, валенок, шапок-ушанок, меховых перчаток, шерстяных носков. За годы войны трудящиеся Киргизии внесли в фонд обороны, на постройку танков и боевых самолетов 189 млн. руб. наличными деньгами, 964 млн. руб. – облигациями, а также 59 килограммов серебра. Трудящиеся Киргизии сдавали в фонд обороны зерно, мясо, масло, шерсть. Для восстановления хозяйства освобожденных от немцев территорий Киргизией было передано 20 тыс. лошадей, 10 тыс. голов крупного рогатого скота, 100 тыс. овец и коз.

С оккупированных немцами территорий в Киргизию были эвакуированы более 30 крупных заводов, фабрик и мастерских. Среди них – оборудование донбасского Никитовского ртутного комбината, бердянского Первомайского завода сельхозмашиностроения, харьковского фармацевтического завода «Здоровье трудящихся», завода фарфоровых изделий, а также ряда фабрик: одесской пенько-джутовой, курской и харьковской трикотажных и ростовской обувной. Кроме того, сюда перевезли сахарные заводы. Правда, сахара тут производилось гораздо меньше, чем на тех же мощностях в довоенное время. Тому был ряд причин: плохой урожай сахарной свеклы, ненадлежащее хранение сырья и дефицит топлива.

Промышленности требовалась электроэнергия – причем в больших, чем до войны, объемах. Для этого в столице республики в сжатые сроки были возведены Ворошиловская ГЭС на 4200 кВт и ТЭЦ завода № 60 на 5400 кВт. Кроме того, в годы войны были построены Ошская ГЭС и целый ряд новых тепловых электростанций.

Жители Киргизии на фронте

Для защиты от гитлеровского нашествия из уроженцев Киргизии и Казахстана была сформирована 316 стрелковая дивизия, преобразованная впоследствии в 8 Гвардейскую имени Ивана Панфилова стрелковую дивизию, отличившуюся в битве под Москвой. Первоначальный состав 385 дивизии и 40 стрелковой бригады в большинстве своем составляли именно жители Киргизии. 385 дивизия прошла по дорогам войны от Москвы до Одера. Дивизия формировалась в августе – ноябре 1941 года в Фрунзе, но только из некоренного населения. Она была почти полностью уничтожена во время попыток наступать в районе Зайцевой горы в Калужской области в феврале – апреле 1942 года. С конца 1941 года в Киргизии также формировались 107, 108 и 109 киргизские кавалерийские дивизии, но в 1942 году их формирование было прекращено и личный состав передан другим соединениям.


Киргизские артисты-фронтовики. Фото с сайта Foto.kg

В январе 1943 года, когда Красная Армия добивала окруженную под Сталинградом немецкую группировку, в советских газетах было опубликовано письмо к воинам-киргизам. Под ним подписались более 700 тысяч жителей республики. Вот что говорилось в письме.

«Дорогие наши сыны. К вам, славные воины-киргизы, к вам, храбрые защитники Сталинграда, к вам, доблестные участники битвы за Кавказ, к вам, герои-панфиловцы, мы обращаем свой голос горячего привета…

В ваших молодых руках судьба Родины, в ваших могучих руках судьба советского строя. Сражайтесь же как лучшие из лучших. Будьте достойны славы храбрейших из храбрых…

Всадники-киргизы! Пехотинцы-киргизы! Артиллеристы-киргизы! Мстите за русского и украинца, за литовца и эстонца, за белоруса и молдаванина, за разграбленный дом твоей Родины. Громи дзоты фашистов, чтобы уцелели юрты и клубы твоих гор, смети все фашистские укрепления, чтобы уцелело твое жилище. Помни, сын Киргизстана, отвоеванные тобой города Волги и Кавказа, города Центральной России сохранят в долинах Иссык-Куля, Сон-Куля, Аксая, Таласа и Алая киргизский язык и киргизскую культуру, жизнь твоих стариков-родителей, жизнь твоих сестер, жизнь твоих нежно любимых детей. Поэтому неумолимо уничтожай немца, клади его в снег под Сталинградом и Ржевом, топчи его под Моздоком, бросай эту падаль в Черное море на съедение дельфинам.

Сын наш! В бою ты можешь быть ранен, но раны – что? Это розы на теле героя. Герой без раны не бывает. Позор – хуже смерти. Ты не опозоришь себя. Ты прославишь себя. И мы будем горды, когда и вам, дети Киргизстана, станут рукоплескать наши братские народы, освобожденные от гнусной гитлеровской тирании… А Киргизстан поможет тебе всем необходимым. Мы крепко трудимся для фронта… Ваша Родина всегда с вами, дорогие сыны».


Переданные фронту танки «Советский Киргизстан». Фото с сайта Slovo.kg

72 жителя Киргизии стали Героями Советского Союза в годы войны. Первым представителем титульной нации, который был удостоен этого высокого звания, стал Дуйшенкул Шопоков, погибший 14 ноября, но впоследствии включенный в число «28 героев-панфиловцев», дравшихся 16 ноября 1941 года у разъезда Дубосеково (в действительности же их было более сотни – прим. автора).

790 раз вылетала на ночные бомбардировки отважная летчица, старший лейтенант Евдокия Пасько – украинка по национальности, уроженка села Липенка Джеты-Огузского района Иссык-Кульской области. Будучи штурманом эскадрильи 46 гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, она сбросила на врага в общей сложности 93 тонны бомб. В 1944 году ее подвиги были отмечены звездой Героя СССР. Евдокия Борисовна прожила долгую жизнь и скончалась 27 января 2017 года в Москве в возрасте 97 лет.

Уроженец Оренбургской области Николай Михайлович Дмитриев до войны работал главным бухгалтером в конторе «Главмясозаготскот» во Фрунзе. В 1939 году его призвали в армию по месту работы. 10 июля 1941 года, в момент прорыва германских танков в районе Борисова (Белоруссия), наводчик 123 отдельного истребительно-противотанкового дивизиона Николай Дмитриев и его расчёт подбили два танка. Когда наводчик нацелился в третий танк, рядом разорвался снаряд, и в Дмитриева попали четыре осколка. Превозмогая боль, он подбил третий танк, но получил новые ранения. В конце концов, атака была отражена. После боя из тела бойца извлекли 17 осколков. 31 августа 1941 года Дмитриеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

Иногда дважды Героя Советского Союза, летчика-штурмовика Талгата Бегельдинова киргизские журналисты считают киргизом, утверждая, что он родился в столице Киргизии Фрунзе (ныне - Бишкеке) (в казахской версии его биографии местом рождения называют Майбалык Коргалжынского района Акмолинской области) и что детство и юность, вплоть до начала войны и призыва в армию, он провел во Фрунзе - последнее утверждение соответствует действительности. Однако после войны Бегельдинов жил в Казахстане и умер в Алма-Ате, поэтому, вероятно, правильнее считать его казахом.

Цена войны

На фронтах Великой Отечественной войны сражалось 363,2 тыс. жителей Киргизии, в том числе 1395 женщин. Более 130 тыс. из них погибли. Это 35,8% от числа всех призванных на фронт. Численность населения Киргизии на 1 января 1941 года оценивалась в 1 млн. 594,3 тыс. человек (см. «Военно-исторический журнал», 1991, №2. С. 26). К середине года эта цифра могла вырасти до 1 млн. 605 тыс. человек. По данным переписи 1939 года, киргизы составляли 51,7% населения республики, коренные жители других республик Центральной Азии (главным образом казахи) – 12,8%, русские – 20,8% и украинцы – 9,4%.

Столь низкая численность коренного населения и в Киргизии, и в Казахстане объясняется как голодом 1932-1933 годов, так и русско-украинской колонизацией, начавшейся задолго до революции 1917 года. В Казахстане накануне войны казахи составляли лишь 37,8% населения, а среди погибших на фронте их доля приближается к 19,9%. Если предположить, что в Киргизии имела место примерно такая же пропорция, то среди погибших на фронте жителей республики число киргизов и других коренных жителей Центральной Азии могло составить около 44 тыс. человек. Тогда доля погибших среди некоренного для Центральной Азии населения от числа призванных составит в Киргизии 66,7%, что достаточно близко к среднему для СССР показателю в 60%. Доля погибших на фронте среди этнических киргизов (до 1918 года вообще не служивших в армии) была меньше, чем среди некоренных народов, поскольку киргизов в боевых частях вообще было значительно меньше – в первую очередь, из-за плохого знания русского языка и низкого образовательного уровня. Именно поэтому и доля призванных на фронт среди киргизов была ниже, чем среди русских или украинцев. Среди киргизов также было очень мало офицеров, и ни один из них до конца войны так и не стал генералом.

Выдающийся киргизский писатель Чингиз Айтматов, которому в начале войны было всего 12 лет, вспоминал: «Что ни день, прибывают в сельсовет «черные бумаги» – похоронные извещения с фронта… Текста несколько строк. Тихо зачитываю, перевожу слова на киргизский язык и умолкаю. Слышу тяжкий, опустошенный вздох, будто каменистая осыпь зашуршала с горы и поползла, покатилась вниз. Трудно поднять мне глаза, хотя ни в чем не виноват. В такие минуты мне хочется выскочить из дверей, схватить пулемет, да, именно пулемет, и бежать с ним без передыху туда, на фронт, откуда пришла эта бумага. Наконец ухожу, подавленный горем близких мне людей. Ухожу, перебросив через плечо сельсоветскую полевую сумку. В ней еще есть другие «похоронки».


Фрунзенская табачная фабрика в годы войны. Фото с сайта Foto.kg

По данным Министерства труда и социального развития на 1 апреля 2017 года в Кыргызстане насчитывалось 418 участников и 176 инвалидов Великой Отечественной войны, 25 несовершеннолетних узников концлагерей и 28 блокадников Ленинграда.

Сатар Алманбетов и Туркестанский легион

В годы войны действовали созданные в Германии коллаборационистские организации – Туркестанский легион и Национальный Комитет объединения Туркестана (НКОТ). Вследствие своей малочисленности и относительно низкого образовательного уровня киргизы не играли в них сколько-нибудь серьезной роли, уступая руководящие посты узбекам и казахам. Единственным заметным исключением был киргиз Сатар Алманбетов (Бет-Алман), до войны являвшийся сотрудником наркомата юстиции Киргизии и прекрасно владевший немецким языком. В 1943 году он выпустил в Берлине 70-страничной книжкой «Семетей» - одну из трех частей эпоса «Манас» - и перевод ее на немецкий язык.

8 июня 1944 года в Вене прошел Курултай Туркестанского комитета, на который собралось 400 человек. Ведущую роль в его организации и подготовке документов, принятых Курултаем, играл вице-президент НКОТ Алманбетов, по совместительству – опытный юрист. Он же выступил с программной речью и председательствовал на заседании. Курултай избрал правительство Туркестана из 40 человек, преимущественно узбеков. Во главе этого «правительства» встал Вели Каюм-хан. Адольфу Гитлеру была отправлена телеграмма, гласившая, что Туркестанский легион переименовывается в Туркестанскую армию, которая объявляется союзницей Германии. Здесь же, в телеграмме, содержался призыв освободить из лагерей для военнопленных всех туркестанцев, а также организовать подготовку в Германии офицерских и технических кадров для Туркестанской армии и будущего Туркестанского государства. Впрочем, все эти призывы так и остались на бумаге.

Возможно, Алманбетов был также автором текста присяги туркестанских легионеров, которую они произносили на родном и немецком языках: «Перед лицом Бога я клянусь этой святой клятвой, что я в борьбе против большевистского врага моей родины буду беспрекословно верен Верховному главнокомандующему германского вермахта Адольфу Гитлеру и, как храбрый солдат, буду готов в любое время пожертвовать своей жизнью ради этой клятвы».

Согласно обобщенному банку данных «Мемориала», Сатар Алманбетов родился в 1917 году в селе Чаек Джумгальского района Тянь-Шаньской области. До призыва в 1940 году в Красную Армию он проживал во Фрунзе в общежитии прокуратуры. Это наводит на мысль, что в действительности он мог работать не в наркомате юстиции, а в прокуратуре. Сатар был кандидатом в члены ВКП(б). Будучи старшим лейтенантом и начальником особого отдела 154 отдельного саперного батальона 161 стрелковой дивизии, 14 июля 1941 года Алманбетов под Минском попал в плен. Вскоре он стал командиром роты в Туркестанском легионе и журналистом в Туркестанском комитете. По некоторым сведениям, в конце июля 1944 года Алманбетов дезертировал и, находясь во Франции, перешел на сторону западных союзников. Не исключено, что он был послан во Францию с инспекцией или был назначен командиром роты в одном из туркестанских батальонов.

15 апреля 1945 года Сатар Алманбетов из Марселя прибыл в Одесский спецлагерь. Оттуда его направили в 12 запасной стрелковый полк 32-й запасной стрелковой дивизии, откуда был изъят органами СМЕРШ 18 мая 1945 года.

После этого Алманбетов был осужден, в 1955 году освобожден по амнистии, работал корректором в газете «Советтик Кыргызстан». В конце 50-х годов он будто бы умер от туберкулеза. Неизвестно, был ли Алманбетов реабилитирован. Не исключено, что он являлся советским агентом. Во всяком случае, вернулся он в СССР добровольно и на Западе остаться не пытался.

Борис Соколов, специально для «Ферганы»

Международное информационное агентство «Фергана»

 
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня2091
mod_vvisit_counterВчера558
mod_vvisit_counterНа этой неделе2649
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе7040
mod_vvisit_counterВ этом месяце18588
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце38882
mod_vvisit_counterВсе181873

Курс валют по отношению к "тенге"

USD
1
USD
342,490 -0,960
EUR
1
EUR
400,850 1,280
RUB
1
RUB
5,510 -0,010
UZS
100
UZS
4,390 -0,010
Дата: 17.07.2018
Источник: НБ РК