С начала лета на линии таджикско-киргизской госграницы один за другим произошло несколько инцидентов с участием как местного населения, так и военнослужащихдвух стран. Время от времени такие локальные конфликты вспыхивают между жителями киргизских и таджикских сел из-за спорных участков на общей границе. Корреспондент «Ферганы» побывал в таджикско-киргизском приграничье, чтобы разобраться — что мешает соседям жить спокойно.

* * *

Мы приехали на окраину автовокзала таджикского города Исфары, где останавливаются киргизские водители. Они занимаются перевозкой граждан по маршруту Исфара (Таджикистан) — Баткен (Кыргызстан) и обратно. Один из киргизских таксистов пообещал за 25 сомони ($3) довести нас до гостиницы, которая расположена в Баткене. Буквально за 15 минут мы доехали до КПП «Гулистон» Исфаринского района.

- Приехали. На той стороне кордона вас ждет другая наша машина, — сказал киргизский водитель.

Выяснилось, что двое родных братьев-таксистов на пару занимаются частным извозом. Старший на одной машине возит пассажиров по таджикской территории и довозит пассажиров до КПП «Гулистон», младший на своей машине — уже по территории Киргизии, от КПП «Кызыл-Бель» до конечной остановки.

- Это связано с тем, что при пересечении госграницы с каждой машины взимается дорожный налог. Если каждый день пересекать границу и оплачивать налоги, тогда нет никакого смысла нам заниматься перевозкой граждан. Нам самим ничего не остается, — говорит старший брат Камил-еке.

Мы прошли пешком от одного КПП до другого. Вместе с нами таджикско-киргизскую границу пересекала группа женщин из приграничных сел Исфаринского района. Оказалось, что они работают на полях киргизских фермеров, пропалывают рисовые и кукурузные плантации. Некоторые из них занимаются сбором и сушкой абрикосов.

- Вечером мы вернемся к своим детям, — поясняет молодая женщина лет тридцати.


Опорный пункт милиции в селе Кок-Таш Баткенского района

Когда близкий сосед лучше дальнего родственника

По пути в Баткен наша машина остановилась на улице, которая проходит между кварталом Сомониён джамоата (сельской управы) Чоркух Исфаринского района Таджикистана и селом Кок-Таш Аксайской айыл окмоту (сельской управы) Баткенского района Кыргызстана.

- Здесь на левой стороне улицы проживают таджики, а на правой — киргизы. Этот квартал в народе известен под названием Майский, — рассказывает мой спутник, житель села Чоркух Исфаринского района, главред районной газеты «Насими Исфара» Абдумуталлиб Шарипов. — Раньше, в советские времена, здесь располагались абрикосовые сады, в которых в основном выращивался раннеспелый сорт «майский». Здесь живет моя сестра, и наша семья часто приезжает ее навестить. У нее соседи — киргизы, но, слава богу, между ними никогда не было разногласий и трений. Живут очень дружно, помогают друг другу. Мы знаем, какое значение в жизни человека имеет сосед. Таджики не зря говорят: «Аз дусти дур хамсояи наздик бех» («близкий сосед лучше дальнего родственника»). Интересно, что дома таджиков и киргизов расположены в шахматном порядке. Ведь никто тогда не представлял, что наступит время, когда придется делить их между двумя независимыми государствами, — замечает он.


Развилка на таджикско-киргизской границе, названная местными жителями «перекрестком дружбы»

Мы проехали мост и примерно через 100 метров вышли на перекресток, который местные жители условно называют «перекрёстком дружбы». Дорожные знаки показывают, что одна линия дороги ведет в село Ворух Исфаринского района, а другая выходит на автомагистраль Ош — Баткен — Исфана между городами Кыргызстана. Это местечко таджики называют Зерафшан, а киргизы — Жакаурук. Здесь расположен небольшой рынок, на котором жители прилегающих сел продают сельхозпродукты и стройматериалы.

Тут, на таджикской стороне перекрестка, уже более четырех лет работает лепешечная, которую возглавляет предпринимательница из села Ходжаи Аъло Исфаринского района Нодира Авезова. По словам ее брата Зохида Сафарова, в их цех поступают заказы от граждан и Таджикистана, и Киргизии.


Лепешечная на «перекрёстке дружбы»

- По просьбе жителей мы готовим не только лепешки и самсу (национальные пирожки с мясом. – Прим. «Ферганы»), но и плов, супы. Сегодня у нас особый заказ — у нашего киргизского брата траурный обряд, и он накрывает стол для односельчан, — говорит Зохид Сафаров.

Житель киргизского села Ак-Татыр Мухаммад Холматов говорит, что является постоянным клиентом таджикских пекарей.

- Хотя в нашем селе есть лепешечная, но, мне кажется, эти лепешки вкуснее, — замечает Холматов. Интересно, что владельцы лепешечной покупают муку и уголь у киргизов — у них дешевле.


Мухаммад Холматов и Зохид Сафаров

Всем нужны земля и вода

Рядом с лепешечным цехом находится своего рода привал, где приезжие останавливаются на некоторое время отдохнуть, чтобы набраться сил для дальнейшего пути. Здесь мы случайно познакомились с Саатбеком Анаровым – депутатом местного кенеша (законодательного органа) Аксайской айыл окмоту Баткенского района. Раньше он был учителем истории, потом в течение многих лет работал в программах международных организаций по формированию атмосферы толерантности в зонах на киргизско-таджикской границе, где возникают очаги напряженности. По его словам, большинство местных жителей понимают, насколько драгоценны стабильность и добрососедство в приграничных селах, тем не менее стихийно возникающих конфликтов пока избежать не удается.

Протяженность границы между Таджикистаном и Киргизией составляет свыше 970 км, из которых к настоящему времени делимитировано около 520 км. Спорные 450 км границы проходят через густонаселенные районы Согдийской (Таджикистан) и Баткенской (Киргизия) областей. Таджикская сторона предлагает определить границу с учетом документов 1924-1927 годов, а Киргизия считает необходимым исходить из материалов паритетной комиссии от 1958 года. Переговоры по этим вопросам продолжаются.

- По моим наблюдениям, конфликты возникают в основном на бытовой почве из-за того, что до сих пор есть спорные земельные участки, — говорит Саатбек Анаров. — В силу того, что народы, живущие в приграничных зонах, не очень богатые, они хотят иметь больше земель, чтобы больше зарабатывать. Пока есть нерешенные проблемы и по рациональному распределению и использованию водных ресурсов. Все хотят иметь прямой доступ к поливной и питьевой воде. Иногда находятся провокаторы, манипулирующие людьми для достижения своих интересов. Есть бездельники, которые любят провоцировать какие-то инциденты. Мы все ждем, когда межправительственная киргизско-таджикская комиссия по делимитации и демаркации госграницы усилит свою деятельность и завершит этот процесс.

Пока же мы делаем все возможное, чтобы предотвратить возникновение всяких конфликтов. Для этого необходимо задействовать ресурсы обеих сторон, например, встречи депутатов разного уровня — от местного самоуправления до парламента обеих стран, аксакалов, знаменитых и уважаемых людей, представителей так называемых интернациональных киргизско-таджикских семей. Например, в селе Самаркандекживет династия «махсумов» (махсум, махдум – учитель, наставник, почтительное название духовных лиц. – Прим. «Ферганы»), которые считают себя потомками известных религиозных деятелей Самарканда. Они могут сыграть важную миротворческую роль в регионе. Было бы хорошо, если бы в приграничных зонах больше построили мини-заводов или цехов по переработке сельхозпродукции и производству консервных изделий, автомастерских, а также домов быта и других социальных и экономических объектов. Это дало бы людям возможность трудоустроиться, зарабатывать и больше общаться, — считает депутат.


Саатбек Анаров

- Вы так свободно говорите на таджикском языке. Где-то учили его? — спрашиваю у Саатбека.

- Да, я получил религиозное образование у таджикских богословов. Моим первым учителем был житель джамоата Чоркух Домулло Нозим. С тех пор поддерживаю с ними дружеские отношения. Более того, я вырос среди таджикских детей. Вместе пасли скот на таджикских и киргизских пастбищах. Когда в селе Сомониён еще не было школы с таджикским языком обучения, многие ребята учились в школе имени Шайдулло Гани села Кок-Таш Кыргызстана, — рассказал Саатбек Анаров.

За разграничение

В сельской управе Аксай Баткенского района нас ждала группа местных активистов. Все они в беседах с нами говорили, что пока процесс делимитации и демаркации границы не будет завершен, сохраняется риск стычек между людьми.

- Я родилась в интернациональной семье: отец — киргиз, мать — таджичка. Мама была родом из села Ворух Исфаринского района, — говорит депутат местного кенеша и председатель женсовета управы Аксай, акушерка Сайрам Зульфикарова. — До сих пор мы держим связь с родственниками по материнской линии — ходим в гости, участвуем в свадебных и похоронных обрядах. Я отношу себя к двум народам, говорю на двух языках. Мы проводим совместные спортивные и культурные мероприятия, призываем представителей обеих стран к толерантности. Но инциденты все же происходят. Я думаю, что только четкое деление территорий поставит точку в этих конфликтах, — считает она.


Сайрам Зульфикарова

Другой наш собеседник, 63-летний местный пенсионер Абдулло Надыров, рассказал, что он родился в городе Шураб Исфаринского района. Его отец тогда работал на одноименном угольном месторождении. После окончания школы Надыров поступил в пищевой техникум города Душанбе. Затем два года проработал по профессии в поселке Дусти Кумсангирского района (ныне Джайхун). В 1982 году семья Надыровых переселилась на свою историческую родину — в село Аксай Кыргызстана.

- В Аксайской сельской управе проживают около 3000 человек. Они, в основном, занимаются земледелием. У нас у каждого есть свой участок земли. Проблем с землей нет. Но в джамоатах Чоркух и Ворух соседнего Таджикистана численность населения в десятки раз больше, и они дорожат каждым клочком земли, каждой каплей воды. На этой почве иногда возникают конфликты. Поэтому государственная граница должна быть точно определена — чтобы каждый знал, где заканчивается его территория. Тогда граждане обеих республик будут чувствовать ответственность и знать, что незаконное пересечение госграницы чревато административным или более жестким наказанием, — говорит Абдулло Муратович.


Абдулло Надыров

В Киргизию за таджикскими казанами

Попрощавшись с местными активистами, мы отправились в киргизское село Кок-Таш. Еще в Таджикистане знакомые посоветовали мне зайти в оптовый магазин хозяйственных товаров в этом селе. Мы нашли его быстро. Оказывается все — и стар, и млад — хорошо знают этот магазин, который принадлежит супругам Аббасхану Акматову и Алтынай Шарафиддиновой. В течение последних 20 лет они продают в нем хозтовары. Причем основными их покупателями являются таджики, которые приезжают из Исфары, Бободжонгафуровского района, Худжанда. Примечательно, что среди товаров, изготовленных в Иране, Узбекистане, Китае, России, здесь есть предметы домашнего обихода, которые произведены в Таджикистане, например, казаны различных размеров, сделанные на заводе «Таджикской алюминиевой компании» в городе Турсунзаде. Забавно, что таджикистанцы приезжают покупать их в Киргизию.

Когда мы приехали, нас встретила Умеда Акматова — дочка предпринимателей. Она студентка педагогического факультета Киргизского национального университета имени Баласагына.

- Родители в отъезде, — поясняет Умеда. – Я временно заменяю их, ведь сейчас каникулы.

- Я слышал, что своим знакомым покупателям из Таджикистана вы предоставляете товары в рассрочку. Это верно?

- Да, родители занимаются хозтоварами уже много лет, хорошо знают всех своих клиентов. Некоторые из них занимаются мелкой розничной перепродажей и не имеют достаточных финансовых средств для оборота, поэтому родители отдают им товар на условиях, что они вернут деньги после реализации. Они доверяют клиентам и всегда идут им навстречу.

- Вы прекрасно говорите на таджикском языке. В вашей семье есть таджики?

- Нет, все киргизы. Но так как основными покупателями наших товаров являются таджики, с детства я слышала таджикскую речь. Поэтому таджикский язык стал для меня вторым родным языком, — сказала Умеда.


Умеда Акматова в родительском магазине

Общего больше

Близилась ночь. Мы решили заночевать в гостинице в Баткене. В пути нас сопровождала коллега из Кыргызстана, пресс-секретарь председателя Баткенской области Чолпон Бердыкулова.

- В Кыргызстане, как и в Таджикистане, есть нерешенные социальные и экономические проблемы, такие как безработица, миграция, отсутствие постоянного доступа к поливной и питьевой воде. Нашим правительствам необходимо направить усилия, чтобы эти вопросы были разрешены. Молодежь должна быть занята общественно полезным трудом, — делится мнением Чолпон, пока мы едем в гостиницу. — В Баткенской области в настоящее время набирает темп выращивание сельхозкультур. В частности, дехкане массово стали выращивать абрикосы самых разных сортов, для которых наш климат очень благоприятный. Все знают, что собранный урожай никогда не пропадет и обязательно найдет своего покупателя. Сейчас только в Баткенской области общая площадь абрикосовых плантаций более пяти тысяч гектаров. В области функционируют более 20 мини-заводов по переработке овощей и фруктов. Дехкане на больших площадях также стали заниматься выращиванием риса. Часть собранного урожая реализуется на местных рынках области, где основными покупателями являются таджики. Торговля, взаимные поездки, совместные культурные и праздничные мероприятия сближают людей. Как вы сами были свидетелем, несмотря ни на что, наши народы прекрасно находят общий язык, так как у нас действительно много общего — в быту, обрядах, укладе жизни; у нас и проблемы похожи, и желания, — заключила Чолпон Бердыкулова.


Придорожная торговля

Когда мы приехали в Баткен, я попросил водителя остановить машину около уличного рынка. Мы приблизились к продавцам, и они начали наперебой нахваливать свои свежие овощи и фрукты на таджикском языке: «Мархамат ба олу, ангури чиллаги, тарбуз, себи тоджики. Хамин руз овардем» («пожалуйста, таджикские сливы, раннеспелый виноград, арбузы, яблоки. Сегодня привезли»). Мы купили немного фруктов и отправились в гостиницу. За обильным киргизско-таджиским дастарханом (скатерть, сервированный стол у народов Центральной Азии. – Прим. «Ферганы») сидели до поздней ночи и смотрели Чемпионат мира по футболу. Многие из нас болели за Россию — и в этом тоже нашли общее.

А ранним утром отправились в обратный путь уже знакомым маршрутом — на такси до КПП «Кызыл-Бель» Баткенского района, затем пешком через границу до таджикского КПП «Гулистон», где нас уже ждал другой таксист. Через полчаса и всего 24 километра автотрассы мы были на центральном автовокзале города Исфары.

Тилав Расул-заде, Худжанд — Исфара — Баткен — Худжанд. Фото автора

Международное информационное агентство «Фергана»

 
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня855
mod_vvisit_counterВчера1367
mod_vvisit_counterНа этой неделе855
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе8567
mod_vvisit_counterВ этом месяце19349
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце27956
mod_vvisit_counterВсе361741

Курс валют по отношению к "тенге"

USD
1
USD
371,310 0,000
EUR
1
EUR
419,320 0,000
RUB
1
RUB
5,590 0,000
UZS
100
UZS
4,490 0,000
Дата: 16.12.2018
Источник: НБ РК