В Душанбе набирает обороты борьба с хамами-мужчинами, которые оскорбляют и домогаются женщин. Все началось после кампании в соцсети Facebook, когда активистки написали обращение мэру столицы Рустаму Эмомали с жалобами на непристойное поведение мужчин на улицах. Обращение не осталось незамеченным — к борьбе с хамами подключилась столичная милиция. Теперь в обществе обсуждается вопрос, смогут ли проводимые мероприятия изменить сложившуюся ситуацию.

Жительницы столицы Таджикистана и в былые времена нередко страдали от назойливого внимания «горячих восточных» мужчин. Но особенно обострилась ситуация в последние годы, когда столица оказалась переполненной сельскими парнями, которые прибыли в город на заработки либо от нечего делать, но не могут найти себе применения и, собравшись в компании, бродят в поисках развлечений. Зачастую девушки и молодые женщины становятся объектами непристойного и оскорбительного интереса, порой перерастающего в откровенные сексуальные домогательства. Родители опасаются за своих дочерей-студенток, мужья – за работающих жен, друзья – за одноклассниц и однокурсниц.

Явление это широко известно, оно существует и в других странах и называется харассмент – нежелательное назойливое внимание сексуального характера, причиняющее вред или наносящее оскорбление. Но в Душанбе оно приобрело слишком уж неприкрытые формы. В последнее время тема эта не раз появлялась в социальных сетях и всегда вызывала оживленное обсуждение, многочисленные участницы которого рассказывали о случаях из своей жизни.

Крик души

Одним из самых резонансных стал пост пользователя Facebook Сабины С., который можно назвать «криком души». Она, в частности, написала: «В Душанбе каждой даме нужна машина, чтоб ей не приходилось перемещаться по улицам вместе с дикарями как из кишлака, так и из города. ПРОСТО НЕВОЗМОЖНО СПОКОЙНО:

- погулять с подругой. Идешь по центральной дороге (в целях безопасности, т.к. она самая освещенная и многолюдная). Каждый что-то крикнет, подойдет максимально близко к тебе, чтоб коснуться, хотя бы на миллиметр. Ваши беседы будут громко комментировать, убого подкатывать, скорее всего, тебя обматерят и назовут шлюхой;

- посидеть где-то в городе на скамейке. Через 10 минут к тебе подсядет пара грубиянов и будут гоготать, пялиться, пока вы не уйдете, возможно, пойдут следом, обматерят и назовут шлюхой;

- ловить у дороги транспорт. С вероятностью в 100% возле тебя остановится машина, и водила будет тебе клясться, что он от чистого сердца пытается помочь такой девушке, чтоб она не стояла на жаре. Если ты села в другой транспорт, то за тобой будет ехать эта драная машина, пока ты не выйдешь. Дальше продолжатся попытки закадрить тебя. Получив отказ, тебя обматерят и назовут шлюхой;

- пройтись пешком куда-либо. Тебя заметит какой-нибудь дурак на машине (или без) и будет преследовать, пока ты не дойдешь до нужного места, а там он сравняется с тобой, будет пытаться познакомиться, а потом опять тебя обматерят и назовут шлюхой».

В середине июля около 50 женщин выступили с обращением к мэру Душанбе Рустаму Эмомали. «...В последнее время участились случаи хамских, оскорбительных, унижающих честь и достоинство действий по отношению к женскому полу со стороны мужской части населения. Невзирая на возраст, социальное или семейное положение, женщины все чаще сталкиваются с нецензурной бранью в свой адрес, нарушением личного пространства со стороны мужской части [населения] города, чаще — подросткового возраста. К сожалению, такие факты имеют место быть как на улицах города, так и в общественных местах и в транспорте соответственно, что не дает ощущения безопасности и спокойствия. Стоит отметить, что проходящие мимо мужчины, даже если они — представители ГАИ и прочих правоохранительных структур, зачастую не оказывают беззащитным женщинам никакой поддержки или защиты.

Мы, матери, опасаемся за неприкосновенность и безопасность наших дочерей, сестер и внучек. С беспокойством о будущем решили обратиться к Вам, уважаемый Мэр, просим Вас принять жесткие меры по изменению отношения к женщинам Таджикистана со стороны мужского населения, так как в подобные ситуации попадаем не только мы, женщины города, но и граждане других стран (туристы, иностранные друзья), что, несомненно, роняет авторитет страны и народа в глазах наших гостей», — говорится в письме градоначальнику.


Девушки на улице в Душанбе. Фото Sputnik Таджикистан

Многие тогда весьма скептически отнеслись к этому обращению, считая, что никакой пользы оно не принесет. «Перетираем эту тему уже какой год, и все без толку. Они даже не стесняются приставать к моим дочерям при мне. Паре таких уродов-“неандертальцев” били морды, а что толку?» — писала N.A.

В ответ на запрос активисток юридическая компания «Химоя» дала правовую оценку этому вопросу, которая также не обнадеживала: «С юридической точки зрения в законодательстве имеются нормы, которые можно применить к лицам, которые ведут себя “по-хулигански” на улице в отношении девушек/женщин. Однако механизм применения данных норм не совсем доработан. Доказать факт “приставания” может быть затруднительным, если девушка была одна и нет свидетелей, или же эти действия не попали в объектив видеокамер».

Власти отреагировали

Несмотря на скептицизм и сомнения людей, просьба жительниц Душанбе была не только услышана, но и обсуждена на активе города в конце июля, после чего мэр поручил создать рабочую группу, которая занялась данной проблемой. На милицию было возложено наблюдение за этичным поведением мужчин в Душанбе. Рустам Эмомали распорядился использовать для этого все установленные в столице камеры видеонаблюдения.

На пике общественного обсуждения темы возникло первое административное дело по харассменту. Его инициировала журналистка Радио «Озоди» Афсона Акобиршоева, которая по дороге на работу, проходя мимо стройки, подверглась приставаниям строителей — они свистели ей вслед, стонали, имитируя оргазм, обсуждали, что у девушки под платьем. Когда она начала записывать хамство строителей на телефон, один из них показал ей свой половой орган.

В тот же день Афсона обратилась с жалобой в отделение милиции, однако там на ее заявление не отреагировали. Девушке пришлось обратиться к главе МВД, после чего жалоба была рассмотрена и направлена в суд столичного района Сомони. Суд вынес решениеоштрафовать каждого из обидчиков на 350 сомони ($37). И хотя журналистка осталась недовольна решением суда, сочтя его слишком мягким, да и само дело было заведено по статье 460 «Мелкое хулиганство», в Таджикистане оно стало прецедентом. Фактически это первый известный случай заведения и рассмотрения в суде административного дела по заявлению женщины о сексуальных домогательствах.


Афсона Акобиршоева. Фото с личной страницы в Facebook

После этого стали появляться и другие дела. В конце августа милиция Душанбе задержала таксиста, который из своей машины выкрикивал оскорбления в адрес женщин. Правонарушителя удалось найти после того, как видео инцидента было выложено в Facebook. Душанбинский суд приговорил таксиста к 10 суткам административного ареста за мелкое хулиганство и штраф за езду без лицензии. Во время отбывания наказания молодой человек подметал дворы. Произошедшее широко освещалось в СМИ Таджикистана.

В начале октября появилась информация еще об одном подобном правонарушении. В милицию с жалобой на действия водителя-частника обратилась 35-летняя душанбинка, которая сообщила, что мужчина ее оскорблял. Водителя доставили в милицию, где он признался в содеянном и попросил прощения у женщины. Суд учел, что невежа является инвалидом второй группы, и не стал назначать ему принудительные работы, но оштрафовал на 350 сомони ($37).

Бескультурье от безнаказанности?

По всей вероятности, милиции нужно было получить поручение мэра, чтобы она начала реагировать на неподобающее отношение к женщинам на улицах и в общественных местах. А ведь раньше в таких случаях она бездействовала. Как рассказала «Фергане» сотрудница одной международной организации, два года назад летом она подверглась нападению группы подростков, которые щипали ее и дергали за одежду, говоря при этом непристойные слова. И все это происходило прямо на главной магистрали Душанбе — проспекте Рудаки. Она, внешне хрупкая девушка, тут же обратилась к милиционерам, стоявшим неподалеку. Однако молодой милиционер со смехом ответил ей: «Надень эзоры (национальные женские шаровары, надеваемые под платье. – Прим. «Ферганы»), тогда тебя никто не тронет», - и отказался дальше разговаривать. А подростки хохотали, продолжая отпускать ей вслед всякие сальности.

О подобном отношении сотрудников правоохранительных органов сообщали и многие участницы обсуждений в соцсетях. С ними согласны и специалисты юридической компании «Химоя»: «Защита девушек/женщин в первую очередь зависит от органов милиции — если бы милиционеры реагировали по первому же, даже устному, заявлению девушек/женщин и нарушителей забирали в отделение милиции для полного выяснения обстоятельств, то эти действия, даже если и не приведут к применению санкций, способствовали бы тому, что молодые люди, которые ведут себя неподобающим образом, испугаются повторно совершить те же деяния».


Милиционеры в Душанбе. Фото с сайта Today.tj

Кроме того, душанбинки сетуют на то, что и окружающие не реагируют на неприкрытые домогательства женщин. Хотя раньше все было не так. «В советские времена они (имеются в виду сельские парни. – Прим. «Ферганы») вели себя практически так же, но тогда были наши городские ребята, которые вставали на защиту девушек, целыми общагами вытаскивали их на улицу и били им морды, чтобы вели себя правильно», — написала одна из жительниц Душанбе в Facebook.

Юристы компании «Химоя» видят причину неджентльменского отношения современных мужчин в неправильном поведении сотрудников милиции: «Одним из весомых факторов, когда мужчины не заступаются за девушек/женщин, к которым пристают в общественных местах, является возникновение конфликта, который впоследствии может перерасти в драку, и зачастую органы правопорядка привлекают к ответственности обе стороны. Нужно в обязательном порядке учитывать мнение мужчины (заступившегося) и девушки/женщины (за которую заступились) и не только освободить этого мужчину от ответственности, а даже наградить за помощь представительницам прекрасной половины человечества».

Другой причиной, по которой мужчины-свидетели воздерживаются от участия в конфликте, по мнению общественных активисток, являются участившиеся факты поножовщины в Таджикистане, которыми пестрит криминальная хроника МВД. Драки с применением ножей нередко происходят не только среди групп слоняющейся без дела молодежи, но и между школьниками и студентами.

Городские и «кишлачные»

«Они в своих кишлаках так себя не ведут, знают, что приедут брат, сват, кум и отделают по полной. А в городе ширь — что хочешь, то и делай, все с рук сойдет», — написала в Facebook одна из пользовательниц.

Иначе говоря, проблема заключается в поведении оказавшейся в большом городе маргинальной (в данном случае — сельской) части населения. В Институте истории, археологии и этнографии (ИИАЭ) Академии наук Таджикистана «Фергане» пояснили, что немало социальных проблем в город принесла масштабная внутренняя миграция, начавшаяся в 1990-е годы.

«Во время гражданской войны (1992-1997 годы. – Прим. «Ферганы») Душанбе покинуло около 70% населения столицы, а позже выехала еще некоторая часть душанбинцев. Их место быстро заняли приезжие с периферии, поскольку в столице в те годы были просто бросовые цены на жилье – квартиру можно было купить за $1,5-3 тысячи. Раньше, в советские и досоветские времена, люди переезжали в город с целью получения образования, поиска более квалифицированной работы и лучшего качества жизни и готовы были воспринимать городской менталитет, уважительно относились к нему. Однако нынешняя внутренняя миграция лишена каких-либо целей, кроме заработка от торговли на рынках и улицах, скупки и перепродажи чего-либо и даже просто попрошайничества или легкой наживы. И менять свой образ жизни, привычки и поведение маргинальная часть населения не собирается. Одним из проявлений их менталитета является агрессивное отношение к современным, образованным и работающим женщинам, которые зачастую состоятельнее них», — сказал один из сотрудников института, пожелавший остаться неназванным.


Парень с девушкой в сатре (платке) в центре Душанбе. Фото © «Фергана»

Ранее аналогичное мнение высказывала сотрудник ИИАЭ, кандидат исторических наук Зухра Мадамиджанова: «Сельчане оказались не готовы воспринимать чуждую для них городскую культуру, и они принесли в город собственные поведенческие модели. Им не понятны правила проживания в больших густонаселенных кварталах, домах, им чужды правила санитарии, они не могут разговаривать тихо, они не умеют правильно переходить автострады и ездить в общественном транспорте. В своем поведении они проявляют коллективное мышление. Сельчане-горожане пристраивают город к своим условиям жизни. Хотим мы этого или не хотим, этот процесс является вполне объективным, но этим процессом необходимо управлять».

На вопрос, почему в кишлаках к женщинам относятся уважительно, а в Душанбе — нет, ответила психолог Мукаддас Сафарова: «В Таджикистане сельские люди привыкли жить в небольших селениях семейно-родовой общиной, когда все вокруг — знакомые или родственники. Для них самые лучшие люди — их односельчане, только им можно доверять и дружить с ними. Человек из другого региона уже является «чужим», вызывает настороженность и недоверие, несмотря на принадлежность к одной нации. Это явление широко распространено и называется местничеством. Попадая в большой город, где множество «чужих» людей, они зачастую проявляют враждебность и нетерпимость к окружающим. Особенно часто это проявляется по отношению к слабым, которые не в состоянии ответить на агрессию, в частности, к женщинам», — пояснила она.

Сафарова считает, что неприятие городского образа жизни женщин связано с вековыми религиозными и бытовыми устоями: «Изменить мышление человека крайне сложно, поэтому рудименты средневекового сознания и сейчас заставляют мужчин смотреть на самостоятельную женщину, не защищенную группой других мужчин, как на легкую добычу. Особенно ярко это проявляется, если девушка одета не в национальное платье, а в современную одежду, подчеркивающую ее фигуру. Здесь также присутствуют мужское ущемленное самолюбие и зависть, ведь, как правило, ребята из кишлаков бедны, малообразованны и не очень привлекательны для городских женщин», — говорит Мукаддас Сафарова.

За право на уважение придется бороться

К сожалению, многие таджикские мужчины, участвующие в обсуждении темы харассмента в соцсетях, не только оправдывают обидчиков женщин, но и обвиняют последних в том, что они сами провоцируют мужчин. Их главный аргумент — женщины одеты в открытые, обтягивающие платья и джинсы, и это оскорбляет мужчин с религиозными воззрениями.

Возможно ли существенное изменение положения при таком отношении к современной таджикской женщине? «Фергана» задала этот вопрос сотрудникам Академии наук и общественным активистам. Практически все опрошенные горячо поддерживают начатую борьбу против хамства и считают, что она может изменить ситуацию.

«Очень важно, что поддержку женщинам оказывает мэр Рустами Эмомали, сын президента. Его авторитет способен усмирить хулиганов и активизирует сотрудников правоохранительных органов», — говорят одни.

«Женщинам надо быть активнее, не стыдиться подавать иски. Только силой закона возможно остановить грубость и приставания», — добавляют другие.

При этом женщины считают, что штрафы за хулиганские действия, под которые подводят и случаи харассмента, должны быть увеличены. «В некоторых странах Юго-Восточной Азии за громкую речь, нецензурную брань, брошенный на улице мусор штрафуют на $1000. Поэтому никто себе этого не позволяет. А уж в Западной Европе ни один мужчина не позволит себе даже намеки сексуального характера в отношении женщин», — сказала одна из научных сотрудниц.

Тот факт, что женщины в Душанбе начали открыто говорить о сексуальных домогательствах, добиваться наказания обидчиков, не боясь сплетен и осуждения со стороны окружающих — уже большой позитивный сдвиг. И если не ослабнет добрая воля городского руководства и рвение правоохранительных структур, то, возможно, безобразий на столичных улицах станет гораздо меньше.

Гуландом Зарифи

Международное информационное агентство «Фергана»

 

 
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня363
mod_vvisit_counterВчера642
mod_vvisit_counterНа этой неделе363
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе6203
mod_vvisit_counterВ этом месяце16697
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце37043
mod_vvisit_counterВсе331656

Курс валют по отношению к "тенге"

USD
1
USD
367,060 0,000
EUR
1
EUR
416,170 0,000
RUB
1
RUB
5,560 0,000
UZS
100
UZS
4,450 0,000
Дата: 18.11.2018
Источник: НБ РК