Узбекистан и Украина никогда не ссорились по-крупному. По крайней мере, политики обеих стран никогда открыто не выражали недружественных чувств и тем более не заводили речь о потенциальных санкциях. Однако сейчас между государствами, когда-то входившими на правах республик в состав Советского Союза, буквально за несколько дней разгорелся серьезный экономический конфликт.

Называть происходящее торговой войной, пожалуй, рановато. Тем не менее, дипломаты обеих стран уже были вынуждены дать оценку происходящим событиям. Более того, некоторые горячие головы в Узбекистане поспешили вычеркнуть Украину из числа бизнес-партнеров. Дело не обошлось и без мелких пакостей в виде искусственных таможенных проволочек и прочих бюрократических фокусов. В частности, посол Украины в Узбекистане Юрий Савченко рассказал, что ряд украинских экспортеров при оформлении товаров на узбекской границе столкнулись с «необъяснимыми» проблемами. О подобных же проблемах написал и посол Узбекистана на Украине Алишер Абдуалиев. Правда, в этом случае трудности возникли у узбекской стороны. «Вот уже второй день груз узбекского экспортера задерживается на таможенной границе Украины (Сумская область) без оформления, хотя все сопроводительные документы в порядке!!!» – эмоционально сообщает дипломат.

Узбекская угроза украинского автопрома

В чем же дело, откуда взялись «необъяснимые» проблемы у двух дружественных государств?

Как говорят, пошло все с Киева, который начал антисубсидиарное расследование в отношении импорта автомобилей узбекского предприятия GM Uzbekistan. Тревогу забила ассоциация «Укравтопром», посчитавшая, что импорт машин марки Ravon может нанести вред отечественным, то есть украинским, производителям. По данным межведомственной комиссии по международной торговле, в 2015-2017 годах импорт автомобилей из Узбекистана вырос на 760,7%. Если в 2015 и 2016 годах на Украину было поставлено 763 авто с клеймом Made in Uzbekistan, то в 2017 году таковых насчитывалось уже 2823 единицы.

Украинская комиссия считает, что GM Uzbekistan мог получать субсидии от узбекских государственных органов и благодаря этому оказался в льготном положении. Отметим, что в сложившейся ситуации Украина действует в рамках своего законодательства. Расследованием сложившейся ситуации займется министерство экономического развития страны.

Справедливости ради заметим, что о преимуществах узбекистанского Ravon перед украинскими машинами на внутреннем рынке Украины говорится не в первый раз. Еще в ноябре 2017 года о причинах популярности узбекского бренда рассуждал почетный президент корпорации «УкрАвто» Тариэл Васадзе: «Вы не задумывались, почему GM пришел в Узбекистан? («General motors» имеет контрольный пакет акций предприятия GM Uzbekistan, которое и производит Ravon – прим. «Ферганы»). Потому что правительство Узбекистана освободило завод от всех налогов. В период действия на Украине закона «о стимулировании производства автомобилей», который был создан для привлечения иностранных инвесторов, вся Европа, все мировые производители давили на наше правительство, требуя отмены этого закона, якобы субсидирующего внутреннее производство. Представьте себе, что сегодня мы имели бы похожие льготы, как производитель в Узбекистане, и начали поставлять произведенные у нас автомобили в Германию. Да нам бы сразу перекрыли границу. Осознайте, что чудес не бывает. Мы не сможем сделать автомобиль лучше всех и дешевле всех без таких же условий, как у конкурентов. Именно поэтому, к сожалению, Ravon занимает место внутреннего производителя в Украине, а украинцы своей гривной поддерживают экономику Узбекистана». (Сохранена стилистика оригинала – прим. «Ферганы»).


Автомобиль Ravon. Фото с сайта Ravon.ru

Кстати, в вопросе импорта автомобилей из-за рубежа сам Узбекистан придерживается политики защиты отечественного производителя. Пошлины здесь до сих пор настолько высоки, что конкурировать с продукцией GM Uzbekistan кому-то извне практически невозможно.

Помимо прочего, украинскую сторону возмутили и сравнительно невысокие цены на Ravon. Правда, для узбекского производителя это обычная практика: несмотря на дополнительные затраты на логистику и дилерскую маржу, за рубежом его машины продаются дешевле, чем на родине. Украина в этом смысле не стала исключением. Например, в то время, как в Узбекистане Chevrolet Spark (экспортная версия называется Ravon R2) стоит от $7850, в украинских салонах этот автомобиль можно приобрести за $7000 с небольшим. Разница же в стоимости Lacetti и Gentra (экспортный вариант модели) может составлять $2-3 тысячи.

Тем не менее, узбекская сторона сочла расследование Киева необоснованным. По данным посла Узбекистана на Украине Алишера Абдуалиева, в 2017 году торговая марка Ravon заняла по продажам в Незалежной лишь 10-е место, и такой результат как будто никак не мог нанести ущерба местному автопрому. Официальная статистика по реализации автомобилей в украинских салонах также говорит о том, что «узбеки» не занимают на рынке ведущих позиций. Так, за последние три месяца текущего года бренд Ravon не поднимался выше десятого места, заметно уступая таким конкурентам, как Toyota, Volkswagen, Skoda, Renault, Huyndai. Тем не менее, Украина решила защищать свой автопром, а Узбекистан расценил ее действия как попытку выдавить GM Uzbekistan с рынка.

Депутат наносит ответный удар

На развитие событий оперативно отреагировали послы обеих стран. Оба дипломата проявили осторожность в высказываниях, чего не скажешь о депутатах узбекского парламента, которым, пожалуй, можно дать приз за самую резкую оценку действий Украины по восстановлению «справедливости на авторынке». Сразу несколько представителей Законодательной палаты Олий Мажлиса (парламента) в один голос потребовали ответных мер для Киева. Заметим, что призывы народных избранников, опубликованные в Facebook, почти полностью перепечатали государственные информагентства и газеты, что с ними бывает не так часто. Как говорил поэт, если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. А уж если зажигают депутаты, то это явно нужно не просто кому-нибудь, а кому-нибудь наверху.

Чем же депутаты хотят ответить Украине? Член парламентского комитета по вопросам инновационного развития, информационной политики и информационных технологий Расул Кушербаев высказался о сахаре, который является одним из главных товаров, поставляемых Украиной в Узбекистан. По мнению политика, центральноазиатская республика может легко отказаться от украинского сахара. Отказ этот, как считает депутат, ничем Узбекистану не грозит. По его мнению, из-за избытков данного продукта многие страны начнут активно искать новые рынки сбыта, в том числе и в Узбекистане. Кушербаев не забыл и об отечественном производителе сахара: «Так давайте же реально просубсидируем развитие своей сахарной промышленности, – заявил он. – Добьемся самодостаточности в данной сфере. Это будет достойный ответ на недружественные, нерыночные действия партнеров по международной торговле».

Речь и вдохновляющая, и патриотичная. Непонятно одно: почему депутат не поднял этот вопрос раньше, ведь оба сахарных завода, расположенных в Узбекистане, простаивают уже не первый год?

Представитель комитета по бюджету и экономическим реформам нижней палаты парламента Абдурашид Тухтабаев – также очень своевременно – призвал проверить все импортируемые в Узбекистан украинские лекарства на соответствие нормам европейского сертификата GMP (Good Manufacturing Practice), подтверждающего высокое качество фармпродукции. «Настало время для введения в отношении производителей отдельных стран, в частности, Украины, исполнения требований регионального гармонизированного законодательства, т.е. экспортировать лекарственные средства в Узбекистан исключительно при наличии действующего сертификата GMP. Это, несомненно, повысит качество поставляемой продукции, поставит заслон недобросовестной конкуренции», – резюмировал депутат. (Стилистика оригинала сохранена – прим. «Ферганы»). И это требование не вызывает возражений. Хотя сложно себе представить, чтобы украинские фармконцерны, ориентированные на интеграцию с партнерами из Евросоюза, забывали сертифицировать свои препараты.


Автосалон Ravon на Украине. Фото с сайта Autocentre.ua

Еще один парламентарий, Эркин Халбутаев, так прокомментировал начатое на Украине расследование: «Мы имеем дело со случаем явного протекционизма позиций национальных производителей со стороны украинских властей. Данные действия никак не могут быть охарактеризованы как рыночные. Они в корне нарушают принципы справедливой конкурентной борьбы. И уж, конечно, такие действия не могут быть приняты как дружественный акт по отношению к Узбекистану». Народный избранник добавил, что в товарообороте между странами наблюдается дисбаланс в пользу Украины, намекая на то, что из-за разрыва отношений Незалежная пострадает серьезнее.

Были и другие предложения: скажем, резко сократить импорт с Украины, заменив эти товары узбекскими аналогами или, например, российскими. Так или иначе, общий пафос депутатских высказываний вполне можно свести к детсадовской формуле: раз вы с нами так, то и мы с вами тоже так. Или даже еще хуже.

Отменим сахар и лекарства

Отметим, что торговые отношения между Узбекистаном и Украиной за последние годы развивались поступательно. Согласно Госстату Украины, товарооборот между странами в 2017 году составил $303,9 млн, что на 36,3% выше показателей предыдущего года. При этом на экспорт товаров и услуг с Украины приходилось $176,1 млн (рост +19,1%), а на импорт из Узбекистана – $127,8 (+70,2%). К слову, у узбекской стороны данные немного отличаются: товарооборот – $288,6 млн, импорт с Украины в Узбекистан – $183,9 млн, поставки в обратном направлении – $104,7 млн.

По информации узбекской стороны за первые восемь месяцев текущего года товарооборот уже достиг отметки $325,8 млн. Торговое сальдо в пользу Украины – $177,2 млн. При этом Узбекистан в больших объемах экспортирует на Украину химическую продукцию, цветные металлы и изделия из них, а также текстиль. Транспортные средства в общем объеме экспорта занимают лишь 5% от поставок. Киев, в свою очередь, активно продает Ташкенту лекарства, механическое и электрическое оборудование, черные металлы. В связи со скоропостижной «смертью» узбекской сахарной промышленности, в последнее время отмечался небывалый рост экспорта сахара и кондитерских изделий с Украины.

Понятно, что от гипотетического эмбарго, за которое ратуют узбекские депутаты, пострадают жители обеих стран. Другое дело, что и отказ от автомобилей Ravon, возможный по результатам расследования Минэкономразвития Украины, вряд ли приведет к особенному подъему украинского автопрома. И уж наверняка вывод с рынка относительно дешевых и качественных импортных машин не обрадует украинских потребителей.

Показательно, что в узбекском сегменте соцсетей многие пользователи негативно встретили требования депутатов Олий Мажлиса ввести антиукраинские санкции. Вот какие высказывания можно найти на странице нижней палаты парламента в Facebook. «Видимо, уважаемый депутат не в курсе, что в Узбекистане установлены запредельные таможенные пошлины и фактически запрещен импорт иномарок. Кроме того, GM Uzbekistan 22 года получает преференции от правительства Узбекистана и продает автомобили ниже себестоимости на внешнем рынке. Прекрасный образец свободной конкуренции», – пишет один из комментаторов. «Депутат совершенно не понимает, какую чушь он несет. У нас сахар весь импортный, растительное масло, в частности, подсолнечное – тоже импортное», – вторит ему другой интернет-пользователь.

И эту точку зрения нелегко оспаривать. Рассмотрим повнимательнее, насколько пострадает Узбекистан, отказавшись от украинских товаров.

Во-первых, республика рискует попросту остаться без сахара. Госкомстат констатировал, что за первые семь месяцев текущего года импорт этого продукта увеличился почти в три тысячи раз (!), на его приобретение затрачено $244 млн. Иными словами, практически весь сахар в Узбекистане завозится из-за рубежа. Правда, в сентябре сообщалось, что многострадальный «Хорезмский сахарный завод» перешел в частные руки. Однако до сих пор не появилось информации о том, что конвейер предприятия вновь запущен. Если весной в Узбекистан направлялосьпорядка 55% всего экспортируемого из Незалежной сахара, то уже в июле показатель возрос до 89%. Грубо говоря, украинские сахарозаводы работают только на внутренний рынок и на Ташкент. Таким образом, прекращение партнерства даже в одной этой сфере сильно ударит по обеим сторонам.


Завод GM Uzbekistan. Фото с сайта Nuz.uz

Кроме того, вероятен коллапс на рынке лекарств, поскольку в узбекских аптеках продается менее 30% препаратов местного производства. Остальное – импорт, и Украина играет здесь не последнюю роль. По данным украинских экспертов, самыми крупными экспортерами являются «Борщаговский химфармзавод» и компания «Фармак», которая, кстати, планирует открыть производство в Ташкентской области. Так вот, первое предприятие зарегистрировало в Узбекистане свыше 50 наименований продукции, второе – 126. Как указано на сайте узбекского представительства «Фармак», «в портфеле представлены препараты разных терапевтических групп: эндокринологические, неврологические, кардиологические, ревматологические, гастроэнтерологические, офтальмологические и препараты для лечения простудных заболеваний». Тут же указано, что производство соответствует правилам GMP (привет депутату Тухтабаеву, который то ли не ознакомился с сайтом украинского производителя, то ли просто не дочитал до этого места). Таким образом, перекрыть ввоз товаров с Украины значит, помимо всего прочего, заметно опустошить аптеки Узбекистана и оставить пациентов без жизненно важных препаратов.

Удивительно, что парламентарии, требуя санкций в отношении Украины, при этом словно не видят возможных последствий. Хотя логический ход тут простейший: запретили ввоз товаров с Украины – Узбекистан остался без сахара и лекарств. Но, может, быть, это тот случай, когда политические соображения важнее здравого смысла? Не хочется думать, что депутаты ради красного словца или из мнимого патриотизма готовы перевернуть все с ног на голову. Еще меньше хочется думать, что такого рода требования народных избранников – свидетельство их профнепригодности.

Справедливости ради заметим, что по сложившейся традиции депутаты и сенаторы в Узбекистане на важные политические решения никак не влияют, их главное занятие – соглашаться с директивами президента и правительства.

Как бы то ни было, узбекско-украинский конфликт, очевидно, будет набирать обороты, а по его поводу еще будет сломано немало копий. Ведь, по словам посла Украины в Узбекистане Юрия Савченко, расследование по делу GM Uzbekistan продлится 12-14 месяцев. Кстати, дипломат пригласил принять участие в расследовании и узбекских экспертов. Возможно, это реальный шанс урегулировать проблему, не прибегая к чрезвычайным мерам. Остается надеяться, что Ташкент все-таки пойдет на сотрудничество и делегирует на Украину профессионалов, разбирающихся в экономике и умеющих решать споры в спокойной дипломатичной манере, избегая взаимных упреков и никому не нужных санкций.

Азиз Якубов

Международное информационное агентство «Фергана»

 
mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня347
mod_vvisit_counterВчера642
mod_vvisit_counterНа этой неделе347
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе6203
mod_vvisit_counterВ этом месяце16681
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце37043
mod_vvisit_counterВсе331640

Курс валют по отношению к "тенге"

USD
1
USD
367,060 0,000
EUR
1
EUR
416,170 0,000
RUB
1
RUB
5,560 0,000
UZS
100
UZS
4,450 0,000
Дата: 18.11.2018
Источник: НБ РК